Июн 29

МИД Армении: Баку и Степанакерт подписывали двусторонние соглашения на высшем уровне

Автор: asvfedf | Категория: Без рубрики | Опубликовано: 29-06-2016

Заместитель министра иностранных дел Армении Шаварш Кочарян в интервью ВГТРК Мир, имеющем целью ответить на ряд заявлений, озвученных президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым в интерв

Заместитель министра иностранных дел Армении Шаварш Кочарян в интервью ВГТРК «Мир», имеющем целью ответить на ряд заявлений, озвученных президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым в интервью данному телеканалу ( опубликовано ранее ИА REGNUM ), заявил следующее:

«Заявления руководства Азербайджана, в том числе и последние заявления направлены на срыв переговорного процесса, на полную фальсификацию, извращение сути самой Нагорно-Карабахской проблемы, и это попытки избежать ответственности за развязанную руководством Азербайджана агрессию против Нагорно-Карабахской Республики и этнические чистки населения Нагорного Карабаха.

В этом плане, я вынужден напомнить, что заявление руководства Азербайджана о приверженности мирному процессу не соответствует действительности. Исходно Азербайджан начал агрессию, вынужден был сам просить начать переговоры о заключении перемирия, причем именно с Нагорно-Карабахской Республикой.

Я зачитаю один документ от 3-го сентября 1993 года, Баку, документ N171: «Руководство Азербайджана уполномочивает заместителя председателя Верховного Совета А. Джагилова вести переговоры об организации встречи руководителей Азербайджана и НКР (Нагорно-Карабахской Республики). Подпись: осуществляющий полномочия президента Азербайджанской Республики, председатель Верховного Совета Азербайджанской Республики

Гейдар Алиев «. Вот документ с его подписью. После того, как такие полномочия получил Джагилов, соответствующие полномочия от руководства Нагорно-Карабахской Республики получил тогда министр иностранных дел НКР Аркадий Гукасян . Состоялись переговоры, между Джагиловым и Гукасяном было подписано двухстороннее коммюнике. По результатам этого коммюнике было два пункта: 1. Перемирие, прекращение огня на полтора месяца, 2. Организация встречи руководителей Нагорно-Карабахской Республики и Азербайджана. Эта встреча состоялась в Москве. Встречались президент тогда Нагорно-Карабахской Республики Роберт Кочарян и президент Азербайджанской Республики Гейдар Алиев . Этот раунд привел к тому, что было наконец заключено соглашение в Бишкеке и в конце концов заключено соглашение об установлении режима прекращения огня. Этими самыми заявлениями, переговорным процессом, протоколами, по сути дела, Азербайджан признал Нагорно-Карабахскую Республику. Если б у сегодняшнего руководства Азербайджана хватило бы той мудрости, которая была у человека, который передал власть сегодняшнему руководителю, то, я думаю, переговорный процесс шел бы вперед. Надо вести переговоры с Нагорно-Карабахской Республикой, а не делать вид, что такого субъекта не существует и не повторять непрерывно, как заклинание, что никогда Нагорно-Карабахская Республика не может быть вне состава Азербайджана, Нагорно-Карабахская Республика отношения к независимому Азербайджану не имела, не имеет и не будет иметь.

Мы прив
150f
ержены действительно мирному всеобъемлющему урегулированию конфликта, привержены к этому и в Нагорно-Карабахской Республике на основе всех норм Международного права, как того требует Астанинское заявление, о чем говорят сопредседатели Минской группы, о чем говорит мировое сообщество. И только основываясь на всех принципах международного права и не исключая основную сторону азербайджано-карабахского конфликта — Нагорно-Карабахскую Республику, мы достигнем действительно всеобъемлющего мира. Любые попытки шантажа, милитаристских угроз не только заранее обречены на провал, но они были и продолжают оставаться главным тормозом для продвижения вперед процесса урегулирования».

Примечательно, что азербайджанская сторона, некоторые в основном оппозиционные круги внутри Армении, а также ряд внешних участников переговоров, заявляют, что карабахская сторона вышла из переговоров с согласия самого Роберта Кочаряна, который в свое время и выступил с карабахской стороны, но, став президентом Армении, гарантировал интересы Степанакерта в своем лице.